Вечери любви. Агапы

06.12.2014

Отрывки из книги Петра Соколова «АГАПЫ ИЛИ ВЕЧЕРИ ЛЮБВИ В ДРЕВНЕХРИСТИАНСКОМ МИРЕ», Сергиев посад, Типография Св.-Тр. Сергиевой Лавры, 1906.

Одним из важных проявлений общественной организации древней Христианской Церкви являлись вечери любви, отличавшиеся более или менее литургическим характером, так называемые агапы. Это явление жизни первенствующих христиан как среди церковных историков, так и среди литургистов и археологов, всегда пользовалось славой если не "вечной загадки истории", то одной из труднейших и темнейших проблем церковной истории. Действительно, документы, говорящие об агапах и подлежащие обследованию в различных целях, одни и те же: они дают материал для истории агап, на них основываются и доказательства существования агап.

Первый период истории агап ограничивается очень небольшим промежутком времени жизни первоначальной Церкви и отличается малочисленностью исторических документальных данных. Этот период очень важен - главным образом, как показатель существования агап.

Радостная любовь искрилась и лучилась по всём радиусам в их общине и была исключительной атмосферой её жизни. Эта любовь была кавзативной основой черт в направление к Богу и Христу, с одной стороны, и ближним, с другой, которые специфически присущи Христианской Церкви на первых порах Ее существования. Именно: любовь ко Христу-Спасителю, связанная с своеобразным пониманием Его отдельных фраз и Его учения вообще, была причиной эсхатологического оттенка их жизни, - оттенка, выраженного в высшей степени ярко. "Христианство представляло собой" для первой Церкви "не новый принцип для земной истории, предопределенный к тому, чтобы преобразовать все земные соотношения, но казалось переходным путем к вечному небесному порядку вещей. Христианство вступило впервые в сознание людей не как идея нового христианского времени".

Другой чертой, специфически присущей первой Церкви, было тесное братское взаимообщение. "У множества уверовавших было одно сердце и одна душа. Эта нравственная настроенность у большинства членов общины была настолько интенсивна, настолько содержательна, что невольно выливалась во вне. "Никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее. Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями, или домами, продавая их, приносили цену проданного, и полагали к ногам апостолов; и каждому давалось, кто в чем имел нужду..." Другими словами, - у первых христиан существовал, выражаясь языком современных нам представителей научного социализма, "коммунизм потребления", но коммунизм, что должно особенно отметить, вполне добровольный, не принудительный, бывший естественным выражением их высоко настроенного духовного "Я".

И вот, высшим выражением этих двух черт жизни первобытной Церкви, - эсхатологии и братства, - и были агапы, включающая в себя, как свой кульминационный пункт, Евхаристию. Доказательства, такого понимания положения агап мы находим в книге Деяний Апостолов. "И они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах". "И каждый день Единодушно пребывали в храме, и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца". Действительно, параллели некоторых мест из других исторических документов подтверждают мысль Гарнака, по которой агапы были Естественным выражением koinwnia. Гарнак, разбирая значение слова koinwnia, говорит: "мы понимаем koinwnia... как sumbiwsiv...; братское сожитие и взаимная поддержка, в чем жили все верующие и что особенно проявлялось в общественном богослужении и взаимном услуживании...

Агапы первой Церкви были высшим радостным выражением тесной взаимной связи членов Церкви, выражением теснейшего общения любви, - той koinwnia, которая была чувством живого касания к царству Божию, - сознания принадлежности к нему при полном и всеобщем равенстве чрез Христа, так скоро вновь ожидаемого. Это были трапезы не отдельных лиц, не отдельных семей, но всего христианского общества, как одной наитеснейшей, связанной семьи. Здесь христиане объединялись ещё более и, наконец, их объединение таинством Евхаристии замыкалось единением со Христом и во Христе. Евхаристия возвышала агапу на степень большую, чем только простая трапеза для насыщения и углубляла Ее смысл. Такая нравственная настроенность и эсхатологический характер агап сообщали им особую торжественность, придавали им религиозно-мистическую окраску: агапы носили на себе светлый отблеск грядущего Христа. Другими словами, агапы были явлением на чисто религиозной почве.

Чем объяснить переход агап на ступень благотворительного учреждения?

Уже к концу 1-го века, когда ожидания христиан и их надежды на второе пришествие Христа в скором времени не сбылись, эсхатологический характер первохристианства начал постепенно стираться и исчезать. Христиане стали входить в общественную жизнь, начали понимать ее положительные стороны и совершенно перестали заботиться о наступлении последнего дня. Прежняя вера и прежнее одушевление, которые уже успели дать громадные доказательства своей энергии и жизненной силы, поколебались тем более, что в Христианство вступали люди иногда равнодушные и часто суеверные. "Дух ваш обветшал и не имеет силы от грехов ваших и сомнете сердца... Вы, обремененные житейскими делами, впали в беспечность и не возложили попечений своих на Господа; одряхлел ваш смысл и состарились вы в печалях своих". В силу такого настроения появилась нужда, - настоятельная нужда в нравственном освещении христианского учения. И удовлетворение этой нужды не заставило себя долго ждать - тем более, что это направление не было новым в истории понимания христианства. Наставления такого рода появляются очень рано. Так послание Варнавы обращается к членам Церкви: "имей общение с ближними во всем и не называй ничего собственностью, ибо если вы общники в благах нетленных, то не более ли в вещах тленных? Употребляй руки свои для милостыни, чтобы получить отпущение грехов своих. Не колеблись давать и давая не ропщи". "Затем следуют дела добрые, состояния в том, чтобы служить вдовам, пещись о сиротах и бедных, избавлять от нужды рабов Божиих, быть гостеприимным (потому что в гостеприимстве является доброе дело), не прекословить, быть покойным" и пр. Таким образом, "начало и средина 2-го столетия отличается моральным пониманием христианства. Апологеты стремились представить его философски, тогда как большая часть творений Апостольских Отцов воспроизводят здесь основные пункты общей веры. Для древнехристианского энтузиазма стоящее на первом плане ожидание тысячелетнего царства имело еще очень высокое значение, так что оно занимало фантазии верующих или звучало важной чертой христианского учения". И хотя "рядом с этим направлением начинается мистически - окрашенное спекулятивное развитие Христианства", однако оно находится еще в эмбриональном состоянии. На первом плане стоит вызванное указанными причинами моральное понимание Христианства. Это течение с доминирующим характером в понимании Христианства и сказалось на положении агап.

Прежде всего агапы не остались без влияния на важнейшее литургическое проявление жизни Церкви, - евхаристическую литургию. Как нами неоднократно было отмечаемо, довольно продолжительная связь агап и евхаристии не прошла без обоюдного влияния как на один, так и на другой институт. Это совершенно понятно и иначе не могло и быть: долгая совместная жизнь никогда не проходит бесследно. И современная нам литургия, - литургия, которую слушаем и в которой участвуем мы, - носит на себе следы влияния этой связи, - следы агап.

Остаток этого влияния мы можем находить в омовении рук священнослужителями и прежде всего пред совершением проскомидии. После облачения они, "отшедше в предложение, умывают руки, глаголюще: "умыю в неповинных руце мои..." и т. д.

Другой чертой, оказывающейся результатом влияние агап в современной литургии, является упоминание "приносящих" и молитвы за них. Мы видели, что как евхаристия, так и агапы устраивались на счет добровольных общественных приношений. Как воспоминание об этом далеком прошлом звучит фраза в "молитве предложения": "помяни, яко благ и человеколюбец, принесших и их же ради принесоша". Так верно до сих пор соблюдается заповедь "Завета нашего Господа..." о поминовении тех, "кто приносит приношения, или за которых они принесены".

Благословение хлебов является прямым остатком агап, если не во всей их целости, то в их начальном акте.

Бели не прямым остатком, то аналогией агапам, - аналогией по времени более близкой к нам, - растением привившимся и выросшим в атмосфере агап, является отправление трапезы в монастырях, - akolouqia thV trapezhV. Эта церемония торжественного совершения трапезы, надо думать, - представляет собою одно не из последних доказательств существования в свое время агап.

Наконец, прямым остатком агап поминальных являются так называемые поминки, - поминальные агапы нашего времени. Насколько нам известно, последняя часть ритуала этих трапез не записана ни в одной из церковно-богослужебных книг, держится на обычай и совершается по преданно.

Агапы в их связи с таинством причащения до сего времени существуют у абиссинских христиан и нечто подобное агапам в общинах гернгутеров и методистов.

Окидывая взором пройденное, мы можем теперь признать, что агапы, не смотря ни на что, оказались очень живучими и не исчезли до нашего времени. Они, часто преобразившись до неузнаваемости, - нашли себе приют и в приходских храмах - в виде чина благословения хлебов, и в монастырях - в виде торжественного совершения обычной трапезы, в виде "чина о панагии" и пасхального артоса, - и, наконец, - среди членов-мирян Православной Церкви - в виде поминальных трапез. Причину такой живучести агап, как кажется, следует искать в их изначальном для Церкви характере.

Share on Facebook
Please reload

Избранные посты

Основные понятия китайской медицины и диетологии

March 6, 2015

1/10
Please reload

Недавние посты

I'm busy working on my blog posts. Watch this space!

Please reload

Архив
Please reload

Поиск по тегам